Согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом

Согласие супруга: право на распоряжение имуществом

Согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом

Оформление согласия жены или мужа по сделкам, связанным с распоряжением недвижимостью является обязательным. Отсутствие заверенного у нотариуса согласия может вызвать целый ряд юридических проблем и проволочек. Проанализируем, в каких случаях следует заручиться нотариальным согласием супруга и правила его оформления.

Согласие супруга при продаже имущества

Избежать признания сделок недействительными и судебных разбирательств, перед совершением любых сделок внимательно ознакомитесь с действующим законодательством. С одной стороны, в ст.

35 Семейного кодекса РФ сказано, что лица, находящиеся в официальном браке принимают совместные решения о том, как распоряжаться деньгами и имуществом.

Соответственно, муж или жена, желая приобрести или продать какое-либо имущество, не обязаны представлять документ о согласии второй стороны.

Исключение составляют условия, сформулированные в ч. 2 ст. 35 СК, при наличии которых наличие надлежащим образом оформленного согласия обязательно.

В частности, документ должен быть представлен, если речь идет о покупке или продаже, которую обязательно нужно заверить нотариально и зарегистрировать в порядках ст. 163-164 ГК РФ. Операции с недвижимостью, в силу п. 6 ст. 1 Федерального закона от 13.07.

2015 N 218-ФЗ относятся именно к таким. Согласие требуется в связи с тем, что имущество, полученное в официальном семейном союзе, является совместным, и второй супруг – законный совладелец.

Другими словами, если жена без согласия мужа решит продать часть общей недвижимости, это нарушит права второго собственника. Новая приобретенная недвижимость в свою очередь требует официальной регистрации и участия обоих партнеров.

В случае, если супруги начали бракоразводный процесс, но раздел собственности еще не завершен, и один из них решает приобрести недвижимость, необходимо также оформить нотариальное согласие второй стороны. Это связано с тем, что разбирательства об общем имуществе не завершено и денежные средства на покупку новой недвижимости считаются совместно нажитыми.

Когда в согласии нет необходимости?

В определенных случаях муж или жена имеют право распоряжаться недвижимостью самостоятельно. Анализ законодательства позволил выделить следующие ситуации, когда наличие согласия не требуется:

  • подписание брачного контракта (данное соглашение может быть составлено также после оформления брака и содержать правила распоряжения собственностью);
  • получение имущества одним из супругов по дарственной или в порядке наследования;
  • приобретение недвижимости до брака (при этом, если речь идет о покупке в ипотеку, последние выплаты по которой были уже в браке, согласие на продажу, аренду или обмен в соответствии с ч. 2 ст. 256 ГК РФ потребуется от второй стороны);
  • оформление супругом какой-либо доверенности.

Отметим, что решить многие проблемы распоряжения имуществом, в том числе при расторжении брака позволит оформление брачного контракта, в котором могут быть согласованы также случаи обязательного получения согласия мужа или жены (например, при оформлении кредита супругом).

Что касается автотранспорта, законом не запрещается покупка и продажа без согласия второй половины. Однако в некоторых случаях договор о продаже автомобиля может быть признан недействительным, если супруг был против его заключения. В основном, добиться аннулирования сделки через суд можно имея доказательства, что:

  • деньги после продажи были потрачены на наркотики, алкоголь и прочее;
  • супруг скрыл полученные средства и потратил их на личные цели;
  • нарушение условий, заключенного брачного соглашения.

Отметим, чтобы избежать любых проблем после продажи автомобиля, лучше заранее позаботиться о получении согласия от супруга.

Правила оформления согласия

Согласие супруга на продажу недвижимости оформляется у нотариуса, который должен его заверить. Срок действия этого документа может составлять до 3 лет. Для его заключения необходимо присутствие обоих супругов, или того, кто это согласие предоставляет, а также паспорт, свидетельство о браке, брачный договор и ИНН.

Документ составляется в свободной форме, однако он должен включать паспортные данные супругов, тип и суть предстоящей сделки, описание объекта недвижимости, данные о заключении брака, срок, на который документ будет действителен, информацию о покупателе или продавце (если известны), дату и подпись.

Составленный документ о согласии может быть расторгнут у нотариуса до истечения срока действия.

В отдельных случаях, например, при оформлении кредита нотариальное согласие не обязательно. Банк может потребовать оформление документа на фирменном бланке при личном посещении отделения либо просто написанное супругом собственноручно. В этом случае рекомендуем использовать образец согласия супруга.

Источник: https://pravovseh.ru/soglasie-supruga-pravo-na-rasporyazhenie-imushhestvom/

Согласие супруга при совершении сделок с недвижимостью

Согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом

Недвижимость / Псковская Гильдия Риэлторов / Консультация

Согласно статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (п.2).

При приобретении недвижимого имущества одним из супругов он  распоряжается общим имуществом супругов  – денежными средствами. Следовательно, в данной ситуации подлежат применению норма закона, прописанная в  п.2   ст.

   35 СК РФ,  в силу которой  нотариально удостоверенное согласие супруга на приобретение недвижимости не требуется, предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

  Из этого правила есть  исключение – это сделки, требующие нотариального удостоверения, и (или)  для которых предусмотрена обязательная государственная регистрация.

Для сделок по распоряжению недвижимым имуществом нотариально заверенное согласие супруга требуется во всех случаях.

То есть, для совершения сделок относительно наиболее ценных видов имущества, имеющих существенное значение для семьи, закон устанавливает особые правила. При заключении таких сделок интересы супруга, не участвующего в совершении сделки, нуждаются в дополнительной защите.

Пункт 3 ст.

35 СК предусматривает, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

В силу данной нормы закона, согласие супруга должно быть нотариально удостоверено в следующих трех случаях:

1) при совершении сделки по распоряжению недвижимостью;

2) при совершении сделки, требующей нотариального удостоверения, и (или)

3) при совершениисделки, для которой предусмотренаобязательная государственная регистрация.

Статья 130 ГК, ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

«О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» к недвижимому имуществу относят, в частности, земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе леса и многолетние насаждения, жилые и нежилые помещения, здания, сооружения, кондоминиумы, предприятия как имущественные комплексы. Нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо и при совершении сделок, требующих нотариального оформления. Перечень сделок, подлежащих нотариальному оформлению, определен в ГК; это договор об ипотеке, договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК), договор ренты (ст. 584 ГК). Нотариальное удостоверение сделок возможно также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида нотариальная форма и не требовалась бы (ст. 163 ГК).

Сделки, подлежащие государственной регистрации, как правило, также представляют особое значение для семьи. К таковым относятся: договор об ипотеке (ст. 339 ГК), договор продажи недвижимости жилого назначения (ст. 558 ГК), договор продажи предприятия (ст. 560 ГК), договор дарения недвижимости (ст.

574 ГК), договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК), договор аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК), договор аренды предприятия (ст. 658 ГК), договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК).

Для одних сделок закон устанавливает необходимость обязательного нотариального удостоверения и государственной регистрации (договор ипотеки, договор ренты), для других — необходимость лишь государственной регистрации (купля-продажа, мена, дарение жилого дома, квартиры, гаража).

Относительно таких сделок, как купля-продажа, мена, дарение недвижимости, законодатель отменил обязательность соблюдения нотариальной формы.

Таким образом, не требуется нотариально удостоверенное согласие супруга при приобретении недвижимого имущества следующих видов: нежилого назначения (земельный участок, садовые и дачные дом, гараж, производственные, складские, офисные помещения и пр.).

При совершении сделок с перечисленным имуществом, регистрации подлежит только переход прав, а не сама сделка (договор).

  Если Вы не уверены в стабильности отношений с супругом, что может вызвать в дальнейшем  имущественные споры, нотариально заверенное согласие супруга будет не лишним  в любом случае.

Не требуется согласие супруга на продажу недвижимого имущества, являющегося раздельной собственностью супругов. К собственности каждого из супругов в соответствии со ст.

256 ГК РФ относится имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования.

Статья 36 СК РФ добавляет еще одну разновидность оснований возникновения раздельной собственности супругов на имущество, приобретенное хотя бы и в период брака: получение одним из супругов имущества по иным безвозмездным сделкам.

Наиболее распространенным видом безвозмездных сделок в настоящее время является передача жилых помещений в собственность одного из них в результате приватизации.

Приватизация жилья – это своего рода дар государства гражданину, поэтому право общей совместной собственности у супругов при приватизации жилого помещения одним из них возникать не может, и на отчуждение жилых помещений, приватизированных в собственность одного из супругов, согласие второго супруга не требуется. Исключением из этого правила является только отчуждение жилых помещений, хотя и полученных в собственность одного из супругов в результате приватизации, но по возмездному договору.

Отсутствует необходимость в согласии супруга на продажу недвижимого имущества, приобретенного в период брака на совместные средства, если в отношении этого имущества супругами заключен брачный договор, в соответствии с которым произошло изменение правового режима этого имущества и установлен режим, отличный от режима общей совместной собственности. При этом, если брачным договором установлена раздельная собственность одного из супругов на имущество, которое в настоящее время является объектом отчуждения, то на совершение сделки не требуется вообще какого бы то ни было согласия второго супруга. При отчуждении же одним из супругов доли в праве общей собственности на имущество, в отношении которого брачным договором установлена общая долевая собственность на это имущество, согласие супруга на отчуждение доли также не требуется, однако сделка по отчуждению имущества оформляется с соблюдением требований ст. 250 ГК о преимущественном праве покупки сособственника отчуждаемой доли.

Анализ п. 3 ст. 35 СК, ст. ст. 253, 256 ГК, ст. 24 Федерального закона от 21.07.

1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» позволяет сделать вывод о том, что согласие — это ясно выраженное волеизъявление лица на совершение определенных действий другим лицом.

Статья 153 ГК квалифицирует сделками действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Для выражения согласия одним супругом на совершение сделки другим достаточно лишь волеизъявления супруга; это волеизъявление можно рассматривать как одностороннюю сделку, которая может создавать обязанности для других лиц. Так, супруг, заключающий сделку по отчуждению недвижимости, обязан соблюсти те условия ее продажи, которые исходят от другого супруга и закреплены в документе.

Если такое согласие отсутствует либо нарушена форма его выражения, сделка может быть признана недействительной. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

При удостоверении нотариусом согласия на распоряжение недвижимым имуществом необходимо иметь: паспорт обратившегося гражданина, свидетельство о заключении брака и желательно право­устанавливающие документы на недвижимое имущество.

Руководитель юридического отдела «АВЕНТИН-Псков. Центр недвижимости» М.Б. Макаренко                     

Источник: https://pln-pskov.ru/house/pgra/pgre/115398.html

Распоряжение недвижимостью без согласия супруга

Согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом

  1. Одна из самых застарелых проблем российского права недвижимости заключается в том, что у нас (а) по умолчанию действуют режим совместной собственности супругов на общее имущество и (б) супружеская собственность на недвижимости выведена из-под общего регистрационного режима и существует как исключение из т.н.

    принципа внесения (означающего, что права на недвижимости возникают в результате внесения записи в реестр; супружеская собственность возникает и существует без всяких записей в реестре).
     

  2. Обоснованность первого решения – более чем спорная, на мой взгляд.

    Совместная собственность нужна тогда, когда один супруг (например, муж) работает в поле или, например, в город поехал на заработки, а другой (предположительно, жена) у печи хлопочет, занимается воспитанием семи детей и т.п. И все, что один зарабатывает, должно принадлежать и второму тоже, ведь она – его тыл, обеспечивает домашнее хозяйство.

  3. Но в связи с тем, что все эти прекрасные пасторальные картины давно ушли в прошлое, современные супружеские пары нельзя делить по признаку “работает – сидит дома на хозяйстве”, как правило, в современных семьях работают и зарабатывают оба супруга, само по себе сохранение режима совместной собственности является диковинным и постыдным атавизмом, который должен быть как можно скорее изгнан из нашего юридического быта. Современная российская женщина – умная, красивая, самостоятельная, зарабатывающая деньги – должна тяготиться действующим совместным режимом супружеской собственности (особенно если супруг – трутень, пьяница и придурок), рассматривать его как унижение и оскорбление для себя.
     
  4. Разработчики реформы вещного права в порядке шутки попытались пообсуждать переход российского права из режима совместной собственности в режим раздельной собственности супругов, но это все так на уровне шуток и осталось. А зря, на мой вкус.
     
  5. Вторая проблема – это то, что режим супружеской совместной собственности на недвижимое имущества не подчиняется принципу внесения. Это вытекает из сочетания двух норм.

    Во-первых, положений п. 2 ст.

    8.1 ГК, где установлено общее правило о том, что права, подлежащие регистрации, возникают с момента регистрации, но содержится оговорка – “если иное не предусмотрено законом”.

    А (и это во-вторых) иное как раз и предусмотрено законом – в п. 2 ст.

    34 СК РФ содержится норма о том, что вне зависимости от того, на кого из супругов зарегистрировано право на имущество, оно все равно признается общим.

     

  6. Отказ от этого изъятия из принципа внесения и подчинение супружеской недвижимой собственности общему регистрационному режиму также обсуждался рабочей группой по реформе вещных прав. Но дальше шуток дело тоже не пошло. Помню, что обсуждалась также возможность внесения супругом отметки в реестр о совместном характере собственности. Однако положение об этой отметке , если мне не изменяет память, появилось в проекте реформы вещного права в виде дополнительной опции, а не обязанности супруга.
  7. Таким образом, предложения по изменению режима недвижимой собственности супругов, сделанные в ходе реформы ГК, совершенно беззубые. И очень зря. Потому что проблема с супружеской недвижимостью есть, и она довольно серьезная. Она связана с режимом оспаривания сделок, совершенных супругом без согласия другого супруга.

    Общее правило ГК таково: “совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом” (п. 3 ст. 253 ГК РФ).

    Однако в соответствии с п. 4 этой же статьи, другим законом может быть установлено иное регулирование владения, пользования и  распоряжения совместной собственностью.

  8. Традиционно считается, что “иным” с точки зрения последствий совершения сделок без согласия другого супруга выступают нормы п. 3 ст. 35 СК РФ: “Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”. Эта норма рассматривается как положение, устраняющее саму возможность учета добросовестности контрагента супруга, не получившего согласие на сделку.  
  9. Насколько такой подход верен? На мой взгляд, он глубоко ошибочен. 

    Во-первых, мне кажется неверным искать в фразе п. 3 ст. 35 “иное” чем то, что заложено в ст. 253 ГК.

    Задача этой нормы Семейного кодекса лишь в том, чтобы ввести нотариальную  форму согласия супруга на совершение другим супругом сделки с недвижимостью и установить годичный срок давности для оспаривания сделки. Считать, что п. 3 ст. 35 отменяет положения ст. 235 или даже общее правило п.

    2 ст.

    35 (в котором, кстати, слово в слово вопроизводится идея о защите добросовестного контрагента) будет означать введение исключения из общего правила (защиты добросовестного контрагента) путем интерпретации текста, но ведь известное правило толкования гласит, что исключения никогда не толкуются расширительно. Исключения должны быть прямо и недвусмысленно выражены в тексте закона. Иначе есть большой риск того, что интерпретатор подменит действительную волю законодателя.

     

  10. Во-вторых, мне кажется, что с точки зрения правовой политики возложение на контрагента риска конфликта между супругами также является глубоко неправильной идеей.  Устоявшаеся в гражданском праве теория распределения рисков незаконной продажи имущества, называемая принципом наименьшего зла, гласит, что риск незаконной продажи должен по-разному распределяться в зависимости от того, знал ли пострадавший того, кто совершил незаконное отчуждение либо не знал его. Идея заключается в том, что если пострадавший знал нарушителя и доверился ему, но тот обманул доверие, то пострадавший должен разбираться с нарушителем. Пострадавшему это сделать проще, так как он знает нарушителя, находится с ним каких-либо экономических отношениях. Добросовестный же может видеть нарушителя первый и последний раз, ему разбираться с нарушителем будет намного сложнее. Но если нарушитель не знаком пострадавшему, он не связан как-либо с ним, то и риск нарушения пострадавший нести не должен. Тогда этот риск перекладывается на добросовестного. Это, по всей видимости, объясняется тем, что в ситуации равного положения (и собственик, и добросовестный не знают нарушителя и не состоят с ним в каких-либо отношениях) при выборе того, кто будет пользоваться защитой, приоритетом будет пользоваться собственник, как обладающий правом (добросовестный в силу дефекта сделки, совершенной нарушителем, правом не обладает).
  11. Этот принцип распределения рисков может быть обнаружен в совершенно разных разделах гражданского права.  Например, он работает в виндикации следующим образом: вещи краденые истребуются от добросовестного приобретателя. А если была незаконно продана вещь, которую собственник вверил отчуждателю (например, арендатор продал арендованное), то защите подлежит добросовестный приобретатель (он приобретает собственность на вещь), но не пострадавший собственник.

    Этот же принцип может быть обнаружен также в теории представительства. В соответствии со ст.

    189 если доверенность была отменена досрочно, но осталась на руках у представителя и он совершил сделку, не имея уже на то полномочий, то защищен будет добросовестный контрагент.

    Если же имеет место лжепредставитель, которому никогда доверенность не выдавалась (ст. 183 ГК), то защищен будет пострадавший, от чьего имени действовал лжепредставитель.

    Похожий принцип действует в корпоративном праве: в соответствии со ст. 51 ГК ЕГРЮЛ защищает добросовестных лиц, полагавшихся на записи реестра, если только эти записи были внесены не помимо воли юрического лица.

    Аналогично решается вопрос о защите лица, утратившего корпоративный контроль – если это произошло против воли участника корпорации, его корпоративный контроль восстанавливается за счет других лиц, к которым перешел корпоративный контроль. 

  12.  Особенно верно это в отношении супругов. Супруг, выбравший себе в качестве спутника жизни лицо, которое впоследствии нарушило его доверие (совершило сделку по распоряжению общим имуществом без согласия) должен нести риски такого поведения своего избранника. Примерно так же как учредители несут риски того, что избранный ими директор совершит сделку, нарушающую корпоративные правила одобрения сделок: если контрагент по сделке не знал об этих нарушениях, то риски лежат на учредителях. Иными словами, мы все должны нести риски того, что лица, с которыми мы вступаем в те или иные правовые связи, обманут наше доверие. В этом случае будет защищен добросовестный контрагент.
  13. Совершенно в русле этой правовой политики находится и новая статья 173.1 ГК. Она устанавливает, что если лицо совершило сделку без получения согласия, которое требовалось в силу закона, то риски  совершения этой сделки не могут быть возложены на лицо, которое не знало и не должно было знать о необходимости получения согласия.

    Непростым является вопрос о соотношении ст. 173.1 ГК и нормы п. 3 ст. 35 СК (в том случае если полагать – а я думаю, что это неверно – что норма СК устанавливает изъятие из общей защиты добросовестного контрагента по ст. 253).

    Мне представляется, что здесь  надо применять правило о том, что закон новый сильнее закона старого. Законодатель, формулируя новое правило о согласиях (ст. 157.1) и последствиях его отсутствия (ст. 173.

    1) явно хотел “накрыть” им все случаи необходимости дачи согласий и ввести общее правило о защите добросовестного контрагента (взамен разбросанных ранее по всему законодательному массиву положений об учете добровестности).

     

  14. Здесь надо сделать одно небольшое отступление. Дело в том, что есть точка зрения (и она в целом заслуживает право на существование), суть которой заключается в том, что супруг не является “другим лицом”, чье согласие требуется на сделку. Он является вторым собственником, чье волеизъявление на отчуждение необходимо для того, что отчуждение состоялось. То есть, строго говоря, ст. 173.1 в данном случае вообще не применима. 

    Эта интерпретация дает, кстати, решение, близкое к тому, которое получается при применении ст. 173.1.

    Если считать, что правильного волеизъявления обоих собственников нет, то это означает, что один собственник – супруг – не имел права на отчуждение только лишь своим единоличным волеизъявлением.

    Это, в свою очередь, означает, что приобретатель приобрел имущество от неуправомочного отчуждателя. А это, в свою очередь, открывает защиту по ст. 302 ГК. 

    Такая трактовка ситуации продажи одним супругом без согласия второго супруга как минимум остроумна. Но она расходится с устоявшимся уже взглядом судов на то, что согласие супруга на распоряжение подчиняется правилам 157.1 (п. 55 ПП ВС 25), поэтому, как мне представляется, практического значения этот взгляд не имеет.

  15. Идем дальше. Как рассматривает вопрос о защите добросовестного контрагента супруга, совершившего распоряжение недвижимостью без согласия другого супруга, судебная практика, в первую очередь – гражданская коллегия Верх.суда? Здесь мы видим полный разброд и шатание.

    1) В недавнем деле (от 6 сентября 2016 г. N 18-КГ16-97, судьи Кликушин, Назаренко, Рыженков) гражд.коллегия говорит, что добросовестность контрагента не учитывается, так как про это не написано в п. 3 ст. 35 СК, а это, мол, специальное правило по отношению к п. 2 ст.

    253 ГК. При этом коллегия ни словом не обсуждает новую ст. 173.1, на основе которой покупатель получил бы защиту.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/10/19/rasporyazhenie_nedvizhimostyu_bez_soglasiya_supruga

Согласие супруга на распоряжение общим имуществом супругов

Согласие супруга на распоряжение недвижимым имуществом

После того, как между двумя людьми был заключен брак, начинает действовать законный режим имущества супругов (за исключением случаев, когда был заключен брачный договор). Это означает, что с этого момента все приобретенное супругами имущество является их совместной собственностью. Другими словами, у данного имущества есть два собственника.

Причем, стоит отметить, что размер долей каждого из супругов в праве собственности на это имущество, не определен. Так как же должно происходить распоряжение этим имуществом? Кто из супругов должен определять его судьбу и каким образом учитывается, при этом, воля другого супруга? Именно на эти вопросы мы и постараемся ответить в данной статье.

Итак, согласно общему правилу, закрепленному в ч.1 ст.35 Семейного кодекса РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию супругов. Казалось бы, все понятно, и для распоряжения совместно нажитым имуществом супруги должны выразить общую волю.

Означает ли это, что, совершая любую мелкую сделку, супруги должны присутствовать при ее совершении вместе или составлять какую-либо бумагу о том, что решение о распоряжении имуществом принято ими вместе? Не противоречит ли это здравому смыслу? Ведь тогда супруги должны были бы ходить исключительно вместе (или с согласием другого супруга, закрепленным в каком-либо документе) в магазин за продуктами, в банк для оплаты коммунальных платежей и т.д.

Именно поэтому законодатель ввел презумпцию, закрепленную в ч.2 ст.35 Семейного кодекс РФ, в соответствии с которой, при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Таким образом, каждый из супругов спокойно может распоряжаться общим имуществом. При этом, будет предполагаться, что действия этого супруга выражают согласованную волю обоих супругов и никаких дополнительных действий по получению согласия второго супруга не требуется.

И это общее правило, регулирующее порядок распоряжения общим имуществом супругов. Но из каждого правила есть исключение. Поговорим о них.

Это достаточно длинная статья. Долго читать?

Оставьте свой номер телефона, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы по составлению согласия супруга на распоряжение общим имуществом. Решим вашу проблему в минимальные сроки!

Нотариальное согласие супруга на распоряжение общим имуществом

Законодательно, в ч.3. ст.35 Семейного кодекса РФ, установлено, что для совершения некоторых видов сделок одним из супругов, он должен получить нотариально удостоверенное согласие второго супруга на данную сделку. Таковыми являются 3 (три) вида сделок.

Во-первых, это сделки по распоряжению недвижимым имуществом. Здесь следует оговориться, что распорядиться можно только тем, что тебе принадлежит. Таким образом, приобретение недвижимости к данному виду сделок не относится. И согласие второго супруга на приобретение недвижимости будет требоваться только в некоторых случаях, в зависимости от вида приобретаемой недвижимости.

Во-вторых, это сделки, требующие нотариального удостоверения. Требование об обязательном нотариальном удостоверении той или иной сделки содержится, как правило, в Гражданском кодексе и некоторых других законах (ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, ФЗ “О залоге” и др.). К таковым относятся договоры ренты, пожизненного содержания с иждивением и т.д.

В-третьих, это сделки, подлежащие, в соответствии с требованиями российского законодательства, государственной регистрации.

В отношении данных видов сделок согласие второго супруга должно быть четко выражено в нотариально удостоверенном документе.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что законодательством установлена презумпция, в соответствии с которой согласие второго супруга на распоряжение общим имуществом предполагается. Но в отношении некоторых видов сделок такое согласие все же должно быть четко выражено в виде нотариально удостоверенного документа.

Защита прав супруга, чье согласие на распоряжение общим имуществом не было получено

Что же делать, если данное согласие получено не было, и один из супругов распорядился общим имуществом без согласия другого супруга? Для этого случая законодатель предусмотрел определенный механизм защиты прав супруга, чью согласие не было получено.

Он заключается, прежде всего в том, что данная сделка может, при определенных условиях, быть признана недействительной по иску супруга, чьи права были нарушены.

В случае признание данной сделки недействительной, имущество должно будет быть возвращено в собственность супругов, а другой стороне должны быть возвращены денежные средства (или другое имущество), уплаченные в счет получения этого имущества.

Источник: https://yursovetnik.ru/soglasie-supruga-na-rasporyazhenie-obshchim-imushchestvom-suprugov

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.